Санкт-Петербургский Союз художников

Санкт-Петербургский Союз художников

 

Губайдуллин Раушан Зинурович

Родился в 1963 г. в Казани (Татарстан). 


Образование
1978–1982 — Казанское художественное училище им Н. И. Фешина.
1987–1993 — Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е.Репина (СПб), Мастерская проф. П. Т. Фомина.
1994–1997 — творческая мастерская станковой живописи рук. акад. В. Ф. Загонек, проф. В. И. Рейхет.
С 1996 — член Союза художников России.
 
Творчество Раушана Губайдуллина — убедительный пример актуальности классической живописной традиции, выявляющей в его живописных работах свои различные пластические и содержательные грани. Стремление воссоздать осязаемую, чувственную красоту зримого мира ощутимое в узнаваемых пейзажных видах и сюжетных композициях мастера, находит самобытное преломление в изображениях сюжетов, оставленных в наследство античной Грецией и служивших неисчерпаемым источником вдохновения для художников разных стран и эпох.

Пространство картины, отмеченное четкостью конструктивного строя, неизменно наполнено воздухом и светом — ослепительно ярким, выявляющим очертания зданий или мягким, приглушенным, окутывающим их легким сфумато. За счет мастерского использования тончайших нюансов цветового решения, удивительного чувства тона художник убедительно воссоздает особую грацию венецианской архитектуры, обрамляющей строгими линиями акваторию всемирно известных каналов, или саму атмосферу неспешного течения жизни в тенистых двориках и на залитых терпким зноем улицах городов мусульманского Востока. Иная ветвь художественной традиции обнаруживает себя в полотнах из серии «Любовные похождения Зевса».

Красота и совершенство человека в мифологических сюжетах и образах трактуются в подчеркнуто аллегорическом ключе, обращая зрителя не только к чувственным страницам знаменитых сказаний, но и к самим понятиям страсти, нежности, безмятежного покоя или тревожного предчувствия. Не случайно эти понятия раскрываются языком самой живописи — через узорочье «читаемой» фактуры красочного слоя или выразительное силуэтное обобщение формы, обретающей плавные, волнообразные или угловатые очертания. Это позволяет автору выявить контраст могучей силы и беззащитности, естественной красоты человеческого тела и беспрекословного величия божества, способного к бесконечным, неожиданным и потому всегда интригующим превращениям. Однако декоративность, восходящая к пластическим приёмам модерна с его тягой к уподоблениям растительных, животных и антропоморфных мотивов, неизменно наполнена у мастера подлинной жизненной энергией, правдой чувства и переживания. Быть может, именно в такой трепетной гармонии живописных образов, одухотворенном единении вымысла и реальности Раушан Губайдуллин находит и вновь подтверждает для себя и для зрителя извечную современность мифических сюжетов, давно ставших неотъемлемой частью европейской культурной традиции."

Руслан Бахтияров,
кандидат искусствоведения,
научный сотрудник ГРМ, член АИС


«Раушан принадлежит к новому поколению живописцев и графиков, творческая работа которых во многом определяет художественное лицо сегодняшнего Петербурга. Он прошел тернистый путь от увлечения стилем и техникой «малых голландцев» до непринужденной лирики импрессионистского пейзажа и традиционной для петербургского искусства приверженности к «модерну», с его плавной изысканностью линий, композиционной симметрией и богатым использованием историко-культурных реминисценций».

Дмитрий Северюхин,
кандидат искусствоведения